X

Ваш емайл:
Ваш пароль:
Запомнить:
Калуга город Циолковского
Староверческий Боровск
Александров

Меню

Кимры


Исторические сюжеты

Наименование города, как часто бывает, происходит от гидронима - здесь впадает в Волгу река Кимерка. Кимры вплоть до 1917 года не имели городского статуса. Первое упоминание села, расположенного в устье Кимерки, относится к 1546 году, и до начала XX века оно называлось Кимра. История этого населенного пункта насыщена событиями порой странными, но существенно повлиявшими на его развитие, и владели им люди всегда особенные.

Столетие Кимра принадлежала боярскому роду Салтыковых, получившему село в качестве "благодарности" за брак дочери Федора Салтыкова с престолонаследником. С 1682 года Иван V был "старшим", а его брат Петр I Алексеевич - "младшим" российским царем. Царствование старшего царя было формальным - болезненный и слабый (некоторые считали его слабоумным) он фактически устранился от управления государства, а в 30-летнем возрасте умер. Однако в браке с красавицей Прасковьей успел нажить пятерых дочерей. Одна из них - Екатерина Ивановна Головкина, стала последней в роду владелицей Кимр. "Любила мужа в счастии, люблю его и в несчастии" - с такими словами отправилась она за опальным после дворцового переворота 1741 года мужем в ссылку, лишившись собственности и привилегий.

Спустя 20 лет Кимры из дворцовых владений были переданы в собственность Анне Карловне Воронцовой, супруг которой приложил немало усилий, чтобы Кимры оказались доходным приданым. И у него это очень хорошо получалось.

Затем Кимры отошли по наследству Скавронским - сначала брату Воронцовой, и затем ее племяннику Павлу. Брак наследника с Екатериной Энгельгард положил начало новой сюжетной линии в истории Кимр. Вторым, после смерти Павла Скавронского, супругом Екатерины стал итальянец Юлий Литта (Джулио Ренато). Вклад его в экономическое процветание села так же оказался немалым. Особенно способствовал Литта развитию кимрского обувного производства. Настолько, что в 1846 году кимряки, благодаря доходам от сапожного промысла, смогли у последней владелицы села Юлии Павловны Самойловой, внучки Екатерины Скавронской-Литта, откупиться и уйти на "вольные хлеба" задолго до отмены крепостного права.

Кимрские сапожки обрядные да нарядные

Сапожный промысел в Кимрах был развит еще в боярское время. По данным Писцовой книги в с. Кимра в 1635 году было десять сапожников, в то время как в недалеко расположенном почти в два раза большем Дмитрове - всего один. Сапоги шили не только в волостном центре, но и в соседних деревнях. Побывавший в 1710 году в Кимрах швед Юхан Стралленберг писал, что местные сапожники - самые лучшие в России.

С начала XIX века и целое столетие вперед, вплоть до Первой мировой войны, кимряки были основными поставщиками обуви для русской армии. Но в местном краеведческом музее сегодня можно увидеть и немало образцов модельной обуви. Отнюдь не столичные и заграничные покупки провинциальных модниц представлены в экспозиции - все ботики, туфельки и сапожки сделаны в Кимрах и окрестных деревнях.

В 1907 году братья Столяровы (сыновья управляющего имением при Литта) построили в Кимрах обувную фабрику, продукция которой успешно продавалась в принадлежавших им же многочисленных обувных магазинах в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону. "Якорь" (фабрика Столяровых) после 1917 года по окончании Гражданской войны был переименован в "Красную Звезду". Тем самым были отмечены заслуги Кимр в обеспечении обувью Красной Армии. Обувное предприятие "Красная Звезда" действует в Кимрах и поныне. Но, конечно, давно утратило мировую славу: в 50-е годы XX века кимрские "лодочки" были удостоены бронзовой медали на Всемирной выставке в Брюсселе.

Город-модерн

Каждый из именитых владельцев села привнес немало пользы архитектурному облику города. Салтыковы заложили здесь храмы, отличавшиеся своим величием и богатым внутренним убранством. Воронцовы построили большой Гостиный двор и каменные торговые лавки. Юлий Литта разбил пейзажный парк с прудами и зверинцем и начал строительство трехэтажного дворца. Но достойные следы этих сооружений сохранились в Кимрах лишь в экспозиции местного краеведческого музея. Городские улицы предъявляют только полуразрушенные останки Гостиного двора и торговых лавок.

Печальна участь и многих зданий, особенно отличающих Кимры от множества провинциальных городов, расположенных близ Москвы. Тем не менее, даже не в самом лучшем состоянии эти постройки заслуживают внимания: такого количества домов в стиле модерн, как в Кимрах, не увидеть больше нигде. Кимрский архитектурный феномен заключается еще и в том, что вполне столичного вида каменные постройки соседствуют здесь с деревянными, декор которых напыщен не по столичному. Словно провинциальная барышня, не зная чувства меры, надела на себя все украшения из своей заветной шкатулки - тут тебе и башенки, и наличники, и эркеры, и балюстрады, и балкончики. Но это не выглядит как безвкусица. Скорее как романтичное состояние красоты и влюбленности особой концентрации.

Конец XIX-начало XX века - период расцвета модерна, был особенно благоприятным для строительства в Кимрах. Как это ни парадоксально, но чередующиеся войны, обеспечивающие кимрских обувщиков регулярными и объемными заказами, способствовали росту благосостояния местных жителей. Возводились новые торговые и общественные здания (их предпочитали строить каменными), личные дома и усадьбы (преимущественно деревянные).

В исторической части города на каждой улице можно наблюдать не только отельные дома - целые кварталы причудливых модерновых построек начала прошлого века. Модерн в Кимрах задержался - если по всей России уже к 1915 году о нем почти забыли, то в Кимрах частные деревянные дома строили даже в 20-е, в годы нэпа. В основном сегодня эти архитектурные шедевры городского строительства, к сожалению, не в лучшем состоянии. Но тем пронзительнее впечатление от увиденного - словно в Кимрах задержался печальный Серебряный век, неизбежность ухода которого неотвратима.


Реклама

Горящие туры от всех туроператоров
Использование материалов сайта без письменного разрешения редакции запрещено