X

Ваш емайл:
Ваш пароль:
Запомнить:
Р?тальянское барокко РїРѕРґ РњРѕСЃРєРІРѕР№
Казань - третья столица
Крепкий РћСЂРµС?ек

Меню

Вязьма


Привычная к войнам земля

Смоленские земли в истории России имеют особое значение. Связывая столицу государства с Западом, они являлись щитом в многочисленных войнах. Вязьма расположена между Смоленском и Москвой. Здесь случались значительные победы в Отечественной войне 1812 года и трагические поражения в начале Великой Отечественной 1941-1945 гг.

В более ранние времена (первое упоминание о Вязьме относится к 1239 году) город переходил из рук в руки: входил в состав Литовского Княжества, потом возвращался в состав Московского государства, затем отходил полякам, вновь отвоевывался русскими войсками, опять возвращалась в Польшу.

В 1618 году Вязьма окончательно стала российской. На протяжении XVII-XIX веков город развивается как торговый и промышленный центр. Серьезной помехой в процветании стала война 1812 года, когда французские войска при отступлении практически полностью разрушили Вязьму. Но период восстановления миновал стремительно, и к середине XIX века промышленность была не только восстановлена, но и серьезно нарастила свой потенциал. Тому немало способствовало то обстоятельство, что через город были проложены ветки трех железных дорог – Московско-Брестской, Сызранско-Вяземской и Ржево-Новоторжской.

XX век вновь стал испытанием на выживаемость – Вязьма была оккупирована фашистскими восками с 1941 по 1943 год и опять утратила свою промышленную мощь. Все предприятия в городе были разрушены. Однако немалые усилия, направленные на восстановление промышленности в послевоенные годы, в Вязьме были особенно эффективны. Город быстро вернулся к активной трудовой жизни. Кроме того, не смотря на тяжелые бои, город сохранил во многом исторический облик, который делает Вязьму привлекательной для туристов в наши дни.

Следы средневековой истории

Несмотря на разрушительные войны, в Вязьме заметны следы ранней истории. Смутное время дошло до наших дней единственной кремлевской башней, расположенной на территории бывшего Аркадьевского монастыря. В XVII веке была построена основная часть собора Троицы Живоначальной, а XVIII веке возведены его центральная глава и колокольня – именно в таком ансамбле существует сегодня главная постройка бывшего Вяземского кремля. Но собор гораздо старше своих стен – основан он был еще в середине XVI века, потом дважды перестраивался.

Средневековые традиции предполагали соседство кремля и монастырской обители. В Вязьме в 1661 году был основан монастырь, именованный Аркадьевским в честь Святого Аркадия Вяземского Новоторжского чудотворца. Известно об этом юродивом немного, но легенды красивые: говорят, благодаря Аркадию Вяземскому исчезли из города и окрестностей все змеи; место для строительства монастыря будто бы он сам определил, явившись во сне пастуху Сергию, который и стал после вещего сна главным устроителем монастыря. Сейчас память о нем хранит Спасо-Преображенская церковь, построенная в монастыре в XIX веке, и декоративная башня, назначение которой не совсем ясно в контексте монастырского бытия.

В современной Вязьме есть и действующий монастырь – Иоанно-Предтечев. Основан он был так же в XVI веке. Его старинные постройки, главные из которых – три церкви, серьезно пострадали советской время. Но в 90-е годы минувшего века обитель была воссоздана. Пустым пространством внутри монастырских стен зияет лишь место, где когда-то располагался собор Иоанна Предтечи. А вот надвратная Вознесенская церковь и церковь Богоматери Одигитрии XVII века были восстановлены.

Церковь Богоматери Одигитрии - аналог церкви Рождества Богородицы в Москве. Но в отличие от столичного храма, вяземскую Одигитриевскую церковь выделяет выгодное месторасположение на просторном высоком речном берегу. Церковь просматривается через всю историческую часть города и видна даже с центральной площади, не смотря на то, что находится на юго-западной окраине. Храм включен в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Сохранившиеся церкви заслуживают особого внимания благодаря своей архитектуре. Вознесенская церковь – образец стиля «нарышкинского барокко» с пышным и затейливым внешним декором. Одигитриевская церковь – смешение узорочья и шатрового стиля, давшее в результате идеальный вариант «русской готики». Кроме того, в России существует всего три трехшатровых церкви, одна из них – церковь Богоматери Одигитрии в Вязьме.

Восстановленная память о войне с Буонапартом

Денис Давыдов - легендарный герой. Настолько, что иногда воспринимается как литературный персонаж. Но в войне с Бонапартом летучий отряд Дениса Давыдова действительно сражался с врагами в Вяземском уезде Смоленской губернии. В конце 1812 года армия Наполеона, все еще сильная и мужественная, отступала от Москвы. По Смоленской дороге французы двигались на Запад через Вязьму. Перед вступлением наполеоновских войск жители сожгли город, чтобы врагу ничего не досталось. Под Вязьмой французов ждало жестокое поражение в битве, где погибло до 7 тысяч солдат национальной армии и легионеров. Фактически после вяземской битвы отступление наполеоновских войск превратилось в трусливое бегство.

В память об этом великом сражении в год столетия войны 1812 года в Вязьме был установлен памятник "Доблестным предкам", выполненный по проекту В.И. Семенова - неприступная скала, на вершине которой двуглавый орел, символизирующий российское государство, треплет поверженный штандарт французской армии.

В 1918 году оригинал сначала попытались «скорректировать», сняв с него орлов и другие литые «эмблемы царской власти», но в 1920 году разобрали до основания. Восстановлением памятник по фотографиям занялся в 1959 году скульптор А.Ф. Чадов. В 1980 году восстановленную копию реставрировали.

Похожая судьба и у другого памятника, воздвигнутого в честь столетия войны 1812 года. Проект памятника Перновскому полку разрабатывал художник Н.С. Матвеев. Свое название полк получил именно за доблесть при освобождении Вязьмы от французов – пехотинцы первыми со знаменами, музыкой и барабанным боем ворвались в город в авангарде дивизии под командованием генерала Чоглокова. За что сначала были удостоен головных уборов со знаком «За отличие», а в 1813 году полное наименование полка стало звучать как Перновский 3-й Короля Фридриха-Вильгельма IV гренадерский полк. В 1918 году памятник Перновскому полку был разрушен, восстановлен в 1962 году.

Еще одно признание подвигов в войне с Наполеоном – Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Во время боев с французами церковь находилась в самом центре сражений. В 1912 году особый комитет по увековечиванию памяти Отечественной войны постановил признать церковь храмом-памятником. В часовне был организован небольшой музей, а на колоннах храма на входе были размещены мраморные доски с именами погибших в боях российских воинов. И опять все заботы благодарных тихвинцев были попраны советами. В церкви вначале разместили Дом физкультуры, потом кинотеатр, затем радиоузел.

Восстановлением храма-памятника озаботились в год 150-летия войны 1812 года – была отлита и установлена на фасаде мемориальная доска, храм частично отреставрировали, в 70-годы в его предельной части организовали музей. В 2003 году храм возвращен РПЦ.

Памятник нового времени, связанный с Отечественной войной 1812 года, установленный в Вязьме, адресован атаману М.И. Платову – героическому генералу, командующему отдельного казачьего корпуса, отличившегося при освобождении города.

Память о Великой Отечественной

Нет в России города, где не было бы памятных мест, связанных с Великой Отечественной войной. Даже там, куда не ступала нога фашистских захватчиков, где не сражались советские воины с врагами, установлены обелиски и мемориалы. Тем более, такие памятники существуют в городах, где шли ожесточенные бои, и даже спустя многие десятилетия после Победы появляются новые.

В Вязьме в 1946 году был возведен, пожалуй, один из самых ранних памятников Великой Отечественной войны - памятник генералу М.Г. Ефремову, командующему 33 армией, застрелившемуся после безуспешных многомесячных попыток разорвать вражеское окружение. Проект памятника разработал молодой тогда еще скульптор Евгений Вучетич (автор монумента Родина-мать). Отливали памятник, по преданию, из стреляных гильз с полей сражений в Калужской и Смоленской областях. В 2002 году на въезде в Вязьму был установлен памятник воинам-дорожникам. Нетипичный монумент, представляющий собой композицию, в которой отражен труд солдат, обеспечивавших транспортное сообщение на полях сражений.

О Дулаге 184

В Вязьме, безусловно, много памятников и мемориалов, связанных с подвигом советских солдат в годы Великой Отечественной войны. Так же, как и во всех городах России, особенно в тех, где прошел враг безжалостной броней. Но среди множества монументов особенно пронзительны те, которые рассказывают о людях, переживших ужасы нацистских лагерей.

В вопросах увековечивания памяти солдат Великой Отечественной есть и нерешенные до сих пор проблемы. Вяземцы борются за справедливость по отношению к воинам, попавшим в окружение в кровопролитном Вяземском сражении и погибшим в пересылочном лагере Дулаг 184. Битва под Вязьмой случилась в самом начале Отечественной войны и была проиграна советскими войсками. Об этом сражении предпочитали умалчивать долгие годы, когда история Великой Отечественной представлялась как путь к Победе, пусть долгий, но все же торжественный. В вяземском поражении не было торжественности, не было победного героизма. Был героизм поражения и мужество военнопленных.

Фашисты развернули целую лагерную сеть, где были различные типы смертельных резерваций, в которые попадали на «сортировку» военнопленные и мирные граждане. Как правило, вблизи фронтовой линии размещали так называемые сборные пункты и Дулаги (пересыльные лагеря).

Трудно сравнивать каждый из задуманных фашистами типов лагерей. Итог пребывания был один – смерть. Но сборные пункты и Дулаги были первым этапом на пути к ней, и, как правило, здесь шел наиболее жестокий «отсев» – люди содержались чаще всего под открытым небом на территориях, огороженных колючей проволокой со сторожевыми вышками, здесь практически не кормили (голод был одним из средств уничтожения), многие плененные были ранены и не получали медицинской помощи, всех без разбору – раненых, больных – заставляли выполнять спешную и крайне тяжелую работу: что-то рыть, растаскивать поврежденную технику. На следующий этап попадали единицы из сотен.

В Вязьме, где в окружение оказались 37 дивизий, 9 танковых бригад, полевые управления четырех армий и один артиллерийский полк, в организованном для военнопленных лагере «Дулаг-184» погибли более пяти тысяч советских солдат и офицеров. Сейчас на территории, где располагался вяземский Дулаг, усилиями родственников погибших построен мемориал, но площадь бывшего лагеря смерти, где захоронены замученные и убитые, гораздо обширнее мемориального комплекса. Здесь каждая пядь земли хранит скорбную память.

Постоять у лаптя, пожевать пряник

Лапоть - это вяземский вариант новомодных забавных памятников, которые устанавливают в наши дни повсеместно. Хорошая традиция - город получает символ, который не связан ни с воинами, ни с великими людьми. Независимый и простой образ, к которому не нужно испытывать никаких чувств, кроме благожелательности и любопытства. Вяземский лапоть был установлен в 2012 году на старой Смоленской дороге, которая проходит через центр города. Ее направление указывает символический верстовой столб, отмечающий 163 версты до Смоленска. Лапоть - это символ сотен тысяч километров, исхоженных по Смоленской дороге простыми мужиками.

Битый пряник - мужицкое лакомство и также российский символ. Вяземские пряники или, как принято здесь говорить, коврижки известны с XVII века. Их рецептура особенная: в тесто кладется много меда, цукаты, орехи. Многие считают, что "коврижка вяземская" превосходила по своим вкусовым качествам более известные сегодня тульские пряники. Хотя они сородичи: и вяземский, и тульский - пряники печатные. Но сравнить конкурентов сегодня невозможно. Старинная рецептура вяземских пряников была утрачена. Вяземский хлебокомбинат восстанавливает традиции, однако, и печи уже не те, и ингредиенты другие. Тем не менее, попробовать это лакомство стоит.

Пряничное начало

Традиционное лакомство – очень малая, но особенно приятная часть знакомства с любой территорией. В России во многих местностях именно пряник – символическое угощение. Вязьма – не исключение. Вяземские пряники когда-то были популярны далеко за пределами города. Вспомним пушкинское «Москва славится невестами, как Вязьма пряниками». Вяземский медовый пряник душистее тульского, и в XIX веке, когда пряничное дело получило в Вязьме особенный расцвет, во всем мире многие предпочитали именно вяземские пряники.

Вяземские печатные пряники стоили дороже тульских, но это не влияло на предпочтения покупателей. Вроде бы и пекутся так же – с помощью резных досок, по форме и размеру похожи, как и тульские украшены рисунками и надписями, глазурью так же политы. Но если рядом окажутся тульский и вяземский, часто выбор был в пользу последнего.

Каждая фирма, выпускавшая пряники в Вязьме, имела свой рецепт, который держался в строжайшей тайне и передавался только по наследству. Самой успешной и самой продолжительной была древнейшая вяземская фамилия купцов Сабельниковых, занимавшихся пряничным делом с XVII века. Пряники Сабельниковых продавались в обеих столицах, ходила легенда, что даже английская королева часто лакомилась вяземскими пряниками. После революции самая крупная в Вязьме пряничная фабрика Сабельниковых была закрыта. Но кустари продолжали печь пряники и даже представляли свою продукцию на первой Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке в Москве в 1925 году.

Со временем знатоков уникальных рецептов становилось все меньше, и, казалось, вяземский пряник навсегда прекратит свою историю. Но в конце 1970-х годов в недрах сундука умершей бабушки было обнаружено завещание пекаря Прохора, работавшего на фабрике Сабельниковых, с четырьмя рецептами вяземского пряника. Сейчас уже некому сравнить – те ли пряники пекутся в Вязьме, что и раньше, или все-таки какой-то секрет был утрачен. Но пряник по-прежнему – символ города.

Грибоедовские места

Усадьбы в окрестностях - непременные спутники старинных русских городов. В каждом городе есть свой именитый владелец, коим гордятся вне зависимости от того, удалось ли сохранить родовое имение. Если же усадьба цела и невредима, да еще и музеефицирована - вдвойне есть чем гордиться. Вяземский "Именитый владелец" - драматург и дипломат Александр Сергеевич Грибоедов.

Село Хмелита, владельцем которой в XVIII веке стал дед драматурга Федор Алексеевич Грибоедов, расположено в 35 км от Вязьмы. Федор Грибоедов создал в селе великолепный дворцово-парковый ансамбль, построив главный дом, четыре флигеля, усадебную церковь и разбив регулярный парк с двумя прудами. В XIX веке владение перешло в руки графа Петра Гейдена. Усадьба к тому времени изрядно обветшала, но граф отреставрировал дворец.

Хмелита избежала разрушительных последствий национализации после Октябрьской революции, чудом уцелела и в годы Великой Отечественной войны, но в 1954 году катастрофически пострадала из-за разгильдяйства колхозников. В главном доме был пожар, потом сгоревший дом постепенно стали разбирать на кирпичи. В 60-е годы руины начал восстанавливать выдающийся реставратор П.Д. Барановский. В 1995 году во дворце был открыт музей А.С. Грибоедова.

Обстановка в музее стилизованная, экспонаты - отнюдь не подлинные свидетельства эпохи великого дипломата. Но устроено все со знанием дела и особенным вкусом. Неподалеку от главного дома расположен небольшой каменный флигель, когда-то бывший частью усадебной оранжереи. Сейчас в нем действует музей выдающегося флотоводца П.С. Нахимова, который связан с Грибоедовыми узами родства. Его отец был племянником Алексея Федоровича Грибоедова, сына первого владельца усадьбы из рода Грибоедовых.


Реклама

Горящие туры от всех туроператоров
Использование материалов сайта без письменного разрешения редакции запрещено