X

Ваш емайл:
Ваш пароль:
Запомнить:
Казань - третья столица
Переславль-Залесский
Калуга город Циолковского

Главная / Блог / Усадьба Мураново

Усадьба Мураново

Россия - Московская область - Мураново

В 50 км от Москвы сохранилась усадьба Мураново, которую не затронуло разорение ни во время революций, ни во время войн. На первый взгляд странно, что усадьба носит имя поэта и дипломата Федора Ивановича Тютчева, хотя сам Тютчев в усадьбе ни разу не был, а главный дом построил другой русский поэт Евгений Боратынский. Но этому есть логическое объяснение. И об этом расскажу в этом посте.

Автор: Админ

С 1816 по 1918 годы Мурановым владели, последовательно сменяя друг друга, четыре семейства, связанные между собой родственными узами - Энгельгардты, Боратынские, Путяты и Тютчевы. Главный дом усадьбы, который мы видим сегодня, построен при Евгении Абрамовиче Боратынском после женитьбы на одной из дочерей из семейства Энгельгардт. В 1842 году Боратынский разобрал старый дом Энгельгардтов и по собственным чертежам занялся строительством усадьбы. По задумке Боратынского в облике здания должны быть соединены черты замка и английского коттеджа, к которым добавлена русская срубная часть. Дом строили из дерева, но основная его половина и башня облицованы кирпичом. Между деревянной и кирпичной стенами умышленно оставлено свободное пространство, что делало жилище теплее. Дом строили для себя, поэтому хозяин продумывал все до мелочей, включая анфиладное расположение 16-ти комнат на 2х этажах. Такое расположение позволяло, в первую очередь, впустить в дом достаточно солнечного света.

К сожалению, пожить в новом доме Евгению Абрамовичу не довелось. Осенью 1843 года, он с женой и детьми отправился в путешествие и 29 июня 1844 года внезапно умер в Неаполе. Имение перешло в собственность младшей из дочерей Энгельгардт Софьи Львовне, которая к тому времени была замужем за другом Боратынского - литератором Николаем Васильевичем Путятой. Путяты бережно хранили в Муранове наследие, оставленное женой Боратынского.

Но вернемся в дом. Из темной прихожей с изразцовой печкой мы попадаем в первую комнату анфилады первого этажа - в библиотеку. В библиотеке по разным данным храниться от 8 до 9 тысяч книг. Владельцы усадьбы предпочитали чтение в подлинниках, поэтому собранные здесь книги на 7 языках. Считается, что мурановская библиотека - одна из лучших в Европе, и ценность её - в наличие периодики и справочников.

Автор: Админ

В застекленных шкафах из красного дерева видны корешки фолиантов французской "Энциклопедии, или толкового словаря наук, искусств и ремёсел", издаваемой с 1751-1775 годы, где собраны статьи лучших авторов эпохи Просвещения - Руссо, Дидро, Вольтера. Полное собрание сочинений - 36 томов. В мурановской библиотеке хранится 28 из них.

Но какая же русская усадьба может обойтись без словаря Даля?

Автор: Админ

Библиотека входит в анфиладу парадных комнат, поэтому и интерьер в ней соответствующий. Бархатным шторам на окнах 160 лет! Их вышивала шерстью по канве вдова Тютчева Эрнестина Фёдоровна.

Автор: Админ

Представляете, как уютно здесь было при хозяевах. У камина стоят глубокие кресла, а с потолка свисает бронзовая люстра работы русских мастеров последней четверти XVIII века. До появления электричества на месте нынешних лампочек были свечи, свет от которых наполнял комнату теплыми бликами.

Из библиотеки проходим в столовую. И в ней Боратынский распорядился пространством по-своему, устроив ниши с колонами, за которыми спрятана мебель. Стол, тулья и зеркала в столовой подлинные, хозяйские и относятся к эпохе Павла I.

Автор: Админ

В нише между колоннами стоят столбиком напольные часы фирмы Уард в футляре красного дерева, выписанные из Англии еще при Екатерине II в количестве всего 700 штук. В частных собраниях по всей России их осталось всего 24 экземпляра. Мурановские часы не только хорошо сохранились внешне, но и исправно тикают. Можете проверить сами.

Но самый уникальный предмет мебели в столовой - это буфет. Предыстория такова. В XIX веке считалось не комильфо иметь общую супружескую спальню. Было принято с канделябром в руках, с замиранием сердца, с мыслью "пустят али нет" ходить друг другу в гости, то бишь в раздельные спальни. Боратынским по наследству досталась роскошная семейная кровать из красного дерева, которую просто так выбросить не поднималась рука. Поэтому из ставшей ненужной большой кровати сделали… буфет.

Автор: Админ

Загляните на полочку буфета. Там стоит один из первых сервизов, выполненный из английского фаянса первой четверти XIX века. Этот сервиз, как и многие другие предметы из фаянса и фарфора, из частного собрания Николая Ивановича Тютчева, внука Фёдора Ивановича Тютчева.

Автор: Админ

Центральное место в столовой отведено еще одной подлинной мурановской вещи - раздвижному деревянному столу-сороконожке, какие в то время были во всех усадьбах. В действительности ножен у стола 14, и они с колесиками. За него можно посадить 20 гостей! Но в середине XIX века в Мураново шумным обедам предпочитали домашний уют, отчего стол раздвигали редко. На тему числа гостей Боратынский писал так:

Я не люблю хвастливые обеды,

Где сто обжор, не ведая беседы,

Жуют и спят. К чему такой содом?

Хотим ли, чтоб ум, воображенье

Привел обед в счастливое броженье,

Чтоб дух играл с играющим вином,

Как знатоки Эллады завещали?

Старайтеся, чтоб гости за столом,

Не менее харит своим числом,

Числа камен у вас не превышали.

Т.е. гостей должно быть не меньше 3, равное числу Харит (Граций), но не более числа Камен (Муз), т.е. 9 человек. Самый знатный гурман того времени Сологуб отмечал в своих воспоминаниях: "Десятым бы за стол не посадил родного отца".

На столе красуется чисто русский вариант супницы, выполненный на императорском (нынешнем Ломоносовском) фарфоровом заводе. Объясняю в чем русскость супницы.

Автор: Админ

Европейские правила этикета XIX века предполагали, если вас пригласили к обеду к двум часам пополудни, то последний гость придет без четверти два. В России же, если гости приглашены к двум часам, то дай Бог все соберутся к четырем, что уже считалось проявлением уважения к хозяйке. Поэтому русские супницы делали со специальными подставками, в которые наливали кипяток или укладывали тлеющие угли из печки. По этой же причине блюдо, принесенное гостям в супнице, продолжало томиться. Отсюда пошло выражение о самом вкусном последнем куске: кусочки мяса и овощей, оказавшиеся на дне супницы, за время ожидания гостей становились самыми протомленными, ароматными и вкусными.

В другом шкафу за стеклом стоит набор чайных чашек с гербами.

Автор: Админ

В 1839 году Фёдор Тютчев женится во второй раз на Эрнестине Дернберг, урожденной фон Пфеффель. Её брат Карл на заводе в Париже заказал эти чашки в качестве свадебного подарка. На них изображены гербы рода Тютчевых и Пфеффель, венчаемые короной. По причуде моды того времени, чайные чашки по размеру меньше кофейных. Всё из-за того, что при одинаковой стоимости кофе и чая (по 6 рублей), кофе пили много, а к чаю было трепетное и несколько настороженное отношение. Доходило до того, что прихожане спрашивали у батюшки, можно ли в пост побаловать себя дивным китайским напитком.

Их столовой переходим в большую гостиную. Это самая просторная комната усадьбы. И в XIX веке она была чисто женской территорией.

Автор: Админ

Рядом с камином располагался "сплетнинский уголок", где сидя в удобных креслах дамы за рукодельем добрым и не очень словом вспоминали соседей. Обратите внимание на столик для дамского рукоделья - у него вогнутая столешница, чтобы ничто не падало на пол.

Автор: Админ

В доме сохранились вышивки, выполненные руками нескольких поколений дам, живших в усадьбе. Вы уже видели в библиотеке вышитые Эрнестиной Тютчевой бархатные портьеры. В гостиной сохранились вышитые экраны для камина и диванные подушки.

Если мужчины собирались в гостиной, то весь вечер они проводили, сидя за ломберным столом. Середина стола обязательно обтягивалась сукном - зеленым или брусничным, на котором сухим мылом записывали все суммы и ходы, чтобы ни один шулер не смог стереть свой проигрыш. Запись с сукна можно было удалить только влажной тряпкой.

На стенах гостиной портретная галерея известных и не очень представителей семейств, в разное время владевших Мураново. С самого старого полотна, хранящегося в музейных фондах, на нас смотрит Нефёд Никитич Кудрявцев - участник Полтавской битвы и Персидского похода Петра I. Его дочь была замужем за графом Алексеем Татищевым, служившим сначала Петру I, а после Екатерине I и Елизавете Петровне. К роду Татищевых принадлежала жена Льва Николаевича Энгельгардта - одного из первых владельцев Мураново.

Автор: Админ

Современники считали Кудрявцева баловнем судьбы. Дослужившись до генерал-майора, стал вице-губернатором Казани. Екатерина II дважды посещала Казань, и каждый раз Нефёд Никитич удостаивался аудиенции императрицы. Кудрявцев, как один из главных конезаводчиков "…был удостоен чести принести в дар императрице 4 породистых рысаков".

Но к своему несчастью дожил до пугачевского бунта. Пушкин в "Капитанской дочке" описал его последние часы жизни. Отказавшись бежать из Казани вместе с другими дворянами, чтобы не проливалась мужицкая кровь, он поднялся на территорию Казанского кремля, где попытался остановить мужиков, но на него накинулись пугачевские казаки и порубили саблями (по другим данным сожгли в церкви). На тот момент Кудрявцеву было 98 лет.

Под портретом Кудрявцева висит групповой портрет модного в то время художника Карл Барду "Семейство Энгельгардт". Энгельгардты владели усадьбой в Мураново с 1816 по 1836 годы.

Автор: Админ

Лев Николаевич Энгельгардт служил адъютантом у всемогущего графа Григория Потемкина, которому к тому же приходился племянником. Завершив военную карьеру, он посвятил себя литературе и оставил потомкам "Записки" о царствовании Екатерины II, Павла I и Александра I, поскольку был непосредственным участником многих описанных в мемуарах событий. Рядом с ним на портрете супруга Екатерина Петровна, урожденная Татищева, душевнобольной сын Пётр, старшая дочь Анастасия (в замужестве Боратынская, вторая владелица Мурановской усадьбы), средняя Натали (умерла в 20 лет от чахотки) и младшая Софья (в замужестве Путята, третья владелица Мурановской усадьбы). Внучка Софьи Львовны Энгельгардт и Николая Васильевича Путыты Ольга Николаевна будет последней владелицей усадьбы и выйдет замуж за Ивана Тютчева, сына поэта Фёдора Тютчева. Ну как, сложился пазл с владельцами усадьбы? Теперь понятно, почему она носит имя Фёдора Тютчева?

Здесь же на стенах гостиной еще много других портретов представителей родов Татищевых, Энгельгардтов, Путят и Боратынских. Некоторые из героев полотен стали прототипами героем романов Льва Толстого, но это уже другая история.

Из гостиный переходим в "кабинет двух поэтов" - Боратынского и Тютчева. И здесь стоит задержаться, чтобы немного рассказать о Евгении Абрамовиче Боратынском.

Автор: Админ

Он родился 19 февраля (2 марта) 1800 года. В 10 лет остался без отца, и уже в возрасте 12 лет отправляется в Петербург для поступления в пажеский корпус, где начитавшись Шиллера, вместе с друзьями организует тайное общество "Мстителей". Почти 3 года они мстили ненавистным учителям, срывая уроки, за что часто бывали наказаны, но это не мешало им проводить в закрытый корпус барышень и устраивать пирушки.

Шестнадцатилетие Боратынского члены общества мстителей решили отметить с помпой, для чего один из воспитанников пажеского корпуса Ханьков - сын преподавателя, выкрал у папеньки ключи от классной комнаты. Оттуда друзья забрали из сейфа 500 рублей ассигнациями и прихватили черепаховую в золотой оправе табакерку, за которую выручили еще столько же. На тысячу рублей, что было больше среднего годового дохода чиновника, мальчишки накупили самого дорого шампанского, напоили всех учеников и устроили катание на лошадях по ночному Петербургу в обществе самых дорогих кокоток.

Через несколько лет Боратынский напишет об эпизоде поэту Василию Андреевичу Жуковскому: "Эти книги про разбойников и в особенности Шиллеров Карл Моор разгорячили мое воображение… Мы выпили по рюмке ликеру для смелости и пошли очень весело негоднейшею в свете дорогою". Последствия не заставили себя долго ждать. Начальник Пажеского корпуса генерал-лейтенант Клингер в доносе императору изложил суть проступка воспитанников Ханьков и Боратынский, на что Александр I "высочайше соизволил пажей Ханькова и Боратынского за негодные их поступки, исключив из Пажеского корпуса, отдать их родственникам с тем, чтобы они не были принимаемы ни в военную, ни в гражданскую службу, разве что захотят заслужить свои проступки и попросятся в солдаты, в таком случае дозволяется принять их на военную службу".

Евгения Боратынского забрал из пажеского корпуса его дядя вице-адмирал Богдан Андреевич Боратынский. Племяннику объяснили, что служить Отечеству - достойное занятие, невзирая на то, в каком мундире ты это делаешь. Через 2 года Евгений возвращается в Петербург, но уже для поступления рядовым солдатом Лейб-егерского полка.

В этот же период он познакомился с Антоном Дельвигом, который позже сыграет одну из важных ролей, как в жизни, так и в творчестве поэта. Дельвиг не только познакомит Боратынского с Пушкиным, но и введет в литературную жизнь Петербурга. Они посещают литературные салоны, становятся членами вольного общества любителей изящной словесности, где в то время формировались литературные вкусы общества.

Особой популярностью на тот момент пользовался салон Софьи Дмитриевны Пономоревой на Фурштадской улице, которая по воспоминаниям современников терпеть не могла дамского общества, предпочитая ему общество мужское, выделяя в нем молодых поэтов и литераторов. Разумеется, молодые поэты были поголовно влюблены в неё, и девятнадцатилетний Боратынский, видя это, пишет:

Вы слишком многими любимы,

Чтобы возможно было вам

Знать, помнить всех по именам.

Но уже спустя какое-то время, он присоединяется к толпе обожателей Понмарёвой:

И, ваш угодник постоянный,

Попеременно я бы мог -

Быть с вами запросто в диванной,

В гостиной быть у ваших ног.

Софье Пономаревой Боратынский посвятил 12 стихотворений. Однако самый глубокий след и в жизни, и творчестве поэта оставит друга женщина - светская львица, признанная красавица, жена генерала Закревского Аграфена Федоровна, урожденная графиня Толстая. За её внимание Боратынский соперничал с Пушкиным и Вяземским. Но ему удалось увидеть двойственность души Закревской, которая была близка и самому Евгению Абрамовичу. В самом начале их знакомства он пишет ей посвящение:

В тоске душевной пустоты,

Чего еще душою хочешь?

Как Магдалина, плачешь ты,

И, как русалка, ты хохочешь!

Грушенька Закревская стала прототипом единственного женского образа в поэме "Бал". Её он продолжает любить, женившись на старшей дочери Льва Николаевича Энгельгардта Анастасии. В этот период Боратынский очень много пишет посвящений Закревской, переживая из-за невозможности быть рядом с ней. Об этом он делится со своим другом Антоном Дельвигом, посылая исписанные стихами листки, на каждом из которых стояла приписка "пойми, прочти и уничтожь". Даже через 6 лет, вспоминая Закревскую, Боратынский писал:

Нет, обманула вас молва,

По-прежнему дышу я вами,

И надо мной свои права

Вы не утратили с годами.

Другим курил я фимиам,

Но вас носил в святыне сердца;

Молился новым образам,

Но с беспокойством староверца.

Но Антон Антонович решает напечатать стихи в своем альманахе "Северные цветы", изменив дату написания, чтобы не бросить и малейшей тени на семейные отношения Евгения Абрамовича и Анастасии Львовны. Все стихи он датирует 1824 годом - за год до знакомства Боратынского с женой.

Как я уже говорила, после смерти Боратынского имение Мураново отошло младшей сестре его жены Софье Львовне Путята, урожденной Энгельгардт. Уже при них в доме появилась комната, где хранились вещи поэта.

Воссозданная обстановка рабочего кабинета поэта Евгения Абрамовича Боратынского

Автор: Админ

В 1869 году дочь Путята Ольга Николаевна стала женой Ивана Федоровича Тютчева, младшего сына поэта Фёдора Тютчева. Где-то в воспоминаниях промелькнуло, что Фёдор Иванович однажды навестил семью сына в Муранове, но точной информации об этом нет. Только после смерти поэта по решению семьи в Мураново были перевезены вещи Фёдора Тютчева из Царского села и Петербурга, включая рабочий стол, мягкую мебель для отдыха и настольную лампу.

Автор: Админ

На стенах кабинета размещен портретный ряд рода Тютчевых. В нижнем ряду небольшие портреты деда и бабка Фёдора Тютчева. Николай Андреевич Тютчев был любовником вдовствующей соседки Дарьи Михайловны Салтыковой. Да-да, той самой Салтычихи. Но зная, как она расправляется с дворовыми девками, понял, что будущего у него с ней нет. Через некоторое время он женится на небогатой соседской помещице Пелагее Панютиной, за что Дарья Михайловна велела своим конюхам поджечь дом Тютчева, чтобы молодые задохнулись. Но их предупредили, и Тютчев с женой уехали из Москвы в свое Брянское поместье Овстуг. После смерти Салтычихи, её имение Троицкое и деревня Тёплый Стан были проданы мужу её родной сестры, а затем их купил бывший возлюбленный Николай Тютчев.

Рядом портреты родителей поэта, парные портреты братьев и самого совсем юного Тютчева. На другой стене портрет уже совсем другого Тютчева - состоявшегося дипломата и поэта.

Портрет Фёдора Ивановича Тютчева в 1810 и 1840-х гг.

Автор: Админ

Несмотря на рост не более 160 см и заурядную внешность, "все время нечёсаную голову и весь сюртук в власах" он был заядлым сердцеедом, сумевшим покорить 3-х признанных красавиц Европы, 2 из которых были удостоены чести быть в баварской "Галерее красавиц". Эта галерея представляла собой серию портретов самых красивых женщин Германии, написанных немецким художником Йозефо Карл Штилером по заказу короля Людвига I.

В 19 лет Фёдор Тютчев уезжает в Мюнхен, чиновником Российской дипломатической миссии. Вырвавшись из-под опеки маменьки, Тютчев встречает юную красавицу Амалиею Крюденер - незаконнорожденную дочь владетельной немецкой принцессы Турн унд Таксис и графа Максимилиана Лерхенфельда.

Автор: Админ

Ей Тютчев посвящает одно из самых известных сочинений "Я помню время золотое". Между молодыми людьми есть взаимность, но судьба их разведет. Амалию выдадут замуж за старшего коллегу Тютчева, что сильно ранит его. Всю жизнь они буду нечаянно встречаться, и спустя 47 лет после первых встреч, Фёдор Иванович написал "Я встретил вас…" - стихи, легшие в основу одного из самых популярных русских романсов.

Через 3 года он тайно женится на вдове русского дипломата Александра Петерсона Элеоноре Ботмер. Она старше мужа на 3 года, у неё 3 сына от первого брака и она обожает Тютчева, о чём тот прекрасно знал, когда писал своим родным, объясняя им свою женитьбу: "Не было ни одного дня в её жизни, когда ради моего благополучия она не согласилась бы, не колеблясь ни мгновенья, умереть за меня!"". В браке с Тютчевым у Элеоноры появилось 3 дочери. На стене висят портреты дочерей - Анны, Дарьи и Кити и портрет Элеоноры.

Автор: Админ

Старшая дочь Анна вышла замуж за Ивана Сергеевича Аксакова - одного из лидеров русского славянофильства, издававшего газету "Русь". Сама Анна Фёдоровна оставила после себя замечательные мемуары "При дворе двух императоров". Средняя дочь Дарья была фрейлиной при дворе Александра II и награждена за свои заслуги орденом Святой Анны II степени. Младшая Китти с 1867 года числилась фрейлиной императрицы Марии Александровны.

В гостиной мы видим парадный портрет Екатерина Федоровна Тютчевой.

Автор: Админ

Но уже в 1834 году Фёдор Иванович Тютчев был очарован женой барона Фрица Дернберга Эрнестиной, урожденной Пфеффель. Он сопровождал её везде, где это было возможно. Так, на одном из балов барон Дернберг, почувствовав недомогание, сказал, находившемуся рядом Тютчеву: "Молодой человек, я покидаю бал и доверяю вам мою жену". Слова оказались пророческими. Через неделю Эрнестина овдовела, и у неё начинается бурный тайный роман с Тютчевым.

Узнав об измене мужа, Элеонора пишет письмо родителям Фёдора Ивановича, с просьбой использовать все связи, чтобы перевести его на службу как можно дальше от Эрнестины. Она даже пытается покончить с собой, ударив себя несколько раз в живот кинжалом для маскарадов. Её удалось спасти, но здоровье Элеоноры было подорвано. После огласки всех событий, связанных с романом Тютчева с Эрнестиной Дернберг и попытки самоубийства Элеоноры, в 1837 году Тютчев был вынужден оставить службу при Баварском дворе и перевестись с Турин. В мае Элеонора с детьми отправляется в Италию, но корабль, на котором они находились, загорается в море. Чудом ей и детям удается спастись, но оправиться от такого потрясения она так и не смогла. В сентябре Элеонора умирает. По словам близких, проведя ночь у постели умирающей жены, наутро Фёдор Иванович поседел. Но это не помешало ему через 10 месяцев жениться на Эрнестине.

В центре портрет второй жены Тютчева Эрнестины

Автор: Админ

Эрнестина удочерила всех дочерей Элеоноры. Тютчев пишет о своей новой жене: "…не беспокойтесь обо мне, ибо меня охраняет преданность существа, лучшего из когда-либо созданных Богом. Я не буду говорить вам про ее любовь ко мне; даже вы, может статься, нашли бы ее чрезмерной. Но чем я не могу достаточно нахвалиться, это ее нежностью к детям и заботой о них, за что не знаю, как и благодарить ее. Утрата, понесенная ими, для них почти возмещена… две недели спустя дети так привязались к ней, как будто у них никогда не было другой матери". В браке с Эрнестиной появились еще трое совместных детей - дочь Мария, сыновья Дмитрий и Иван.

В конце 1840-х годов Тютчев отходит от дел в дипломатическом корпусе, возвращается в Петербург, где в 1858 году его назначают председателем комитета иностранной цензуры. В это же время из Европы возвращаются дочери, чтобы продолжить обучение в институте благородных девиц. Старшая дочь близко сходится с Еленой Денисьевой, и когда подруги решают совершить путешествие в окрестностях Валаама, Фёдор Иванович вызвался сопровождать их в поездке. Дату знакомства с Денисьевой 15 июля 1850 года поэт назовет "блаженно-роковым днем". Он влюбляется в подругу своей старшей дочери, и буквально через неделю после знакомства с ней написал:

Не рассуждай, не хлопочи!..

Безумство ищет, глупость судит;

Дневные раны сном лечи,

А завтра быть чему, то будет.

Живя, умей все пережить:

Печаль, и радость, и тревогу.

Чего желать? О чем тужить?

День пережит - и слава богу!

Их роман продолжался 14 лет. Эрнестина не видела в Денисьевой соперницы. Скорее, она видела в ней воплощение кары небесной за свои грехи. Чтобы избежать пересуд, Эрнестина на все 14 лет уезжает на Брянщину, в родовое имение Тютчевых в Овстуге. Денисьева родила Тютчеву 3 детей, которым он дал свою фамилию. Но третьего брака Фёдор Иванович не планировал.

В мае 1864 года, после рождения третьего ребенка, Денисьева заболевает чахоткой. В августе её не стало. Через месяц после её смерти в письме к другу Тютчев написал: "Не живется, мой друг Александр Иваныч, не живется... Гноится рана, не заживает... Будь это малодушие, будь это бессилие, мне все равно. Только при ней и для ней я был личностью, только в ее любви".

Все свои переживания он выразил в стихах. Именно "Денисьевский цикл" из 29 сочинений вошел в наследие мировой поэзии, и считается вершиной творчества Тютчева. Видя глубину боли мужа, Эрнестина прощает его, и чтобы облегчить страдания, увозит его за границу.

Дети Денисьевой остаются на попечении её тётки Анны Дмитриевны. Старшая дочь Тютчева и Денисьевой Елена, или как её звали дома Лёля-маленькая, воспитывалась в престижном аристократическом пансионе госпожи Труба в Петербурге, которому покровительствовала благоволившая к поэту великая княгиня Елена Павловна, знавшая о незаконном происхождении девочки. Не исключено, что именно великая княгиня платила за ее обучение. Сама девочка не знала о своем незаконном происхождении.

Всё было хорошо, пока одна из великосветских дам княгиня Софи Гагарина, мать близкой подруги Лёли, узнав, что девочка не является дочерью Эрнестины, не устроила публичный скандал. Анна Дмитриевны вынуждена была рассказать девочке всю правду о том, что она незаконнорожденная. Из-за переживаний у девочки началась горячка, а затем и скоротечная чахотка. От неё заразился младший сын Денисьевой Николенька. Утром 2 мая 1865 года умирает четырнадцатилетняя Леночка, а вечером - годовалый Николенька.

И этого оказалось мало. Через некоторое время умирает мать и брат Тютчева. О своих потерях Фёдор Иванович напишет:

Дни сочтены, утрат не перечесть,

Живая жизнь давно уж позади,

Передового нет, и я, как есть,

На роковой стою очереди.

Но поэт опять ошибся. На очереди стоял не он, а сын Дмитрий от второго брака, единственная внучка Русечка Бирюлёва и, не пережившая потери, её мать. Рядом с ним остается только верная Эрнестина, которая 14 лет ждала вдали, пока он к ней вернется. Но Тютчев ничего не может с собой поделать - он живет только воспоминаниями о Елене Денисьевой. Только за 2 недели до своей кончины Фёдор Иванович напишет стихи, посвященные Эрнестине:

Все отнял у меня казнящий бог:

Здоровье, силу воли, воздух, сон,

Одну тебя при мне оставил он,

Чтоб я ему еще молиться мог.

Из жизни он ушел в 24-ю годовщину знакомства с Денисьевой - 15 июня 1873 года.

Мурановский дом хранит еще много историй, но об этом как-нибудь в другой раз. Ведь чтобы понять творчество поэта, надо побольше узнать о его жизни со всеми взлетами и падениями.

А пока поспешим выйти из усадебного дома к реке и лугу. Чтобы надышатся вдоволь подмосковного воздуха и идти дальше.

Автор: Админ
Тэги: дворянские усадьбы, усадьба, Мураново, Тютчев, Боратынский

2017-03-28


Реклама